30 лет Тяньаньмэню. Как власти КНР ответили танками на протесты

Ровно 30 лет назад, 4 июня 1989 года, коммунистические власти Китая жестоко подавили массовые акции протеста в центре столицы страны – Пекина. Большая часть жителей КНР сегодня не знает никаких подробностей о том, что произошло тогда. 

В 80-е годы в Китае было нечто вроде советской “перестройки”. После смерти в 1976 году основателя китайского коммунистического государства Мао Цзэдуна политическое руководство КНР решило реформировать плановую экономику, все больше отстававшую от соседних стран. Проводимая Мао политика “большого скачка” – попытка быстрой модернизации, невзирая на человеческие издержки, очевидно провалилась. Другая инициатива китайского вождя – “культурная революция” дала волю насилию коммунистических фанатиков и едва не уничтожила в Китае образованный класс. 

В 1978 году неофициальный лидер КНР Дэн Сяопин (формально он занимал лишь должность председателя Центрального военного совета КНР) провозгласил политику “реформ и открытости”, ограниченно разрешившую мелкое предпринимательство. Часть китайского общества, прежде всего студенты и представители образованных городских слоев, надеялись на то, что реформы Дэна не ограничатся экономикой и затронут также политическую сферу. Но надежды на демократизацию были уничтожены в ночь на 4 июня 1989 года, когда на площади Тяньаньмэнь (Небесного спокойствия) в центре Пекина армия кроваво подавила выступления студентов и рабочих.

Выступления студентов начались в апреле, после смерти бывшего генерального секретаря ЦК компартии Ху Яобана, которого считали сторонником либерализации. Он угодил в опалу из-за поддержки предыдущих студенческих выступлений – 1986 года. 

Тысячи студентов прошли по Пекину, призывая в память о Ху ввести более демократическое управление страной, и заняли площадь Тяньаньмэнь в центре Пекина, у входа в Запретный город – дворцовый комплекс китайских императоров, и перед Домом народных собраний – парламентом страны.

С этого момента число выходивших на демонстрации на Тяньаньмэнь студентов и рабочих постоянно росло, в середине мая превысив миллион.

19 мая на площадь приехал генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Китая Чжао Цзыян, который попросил демонстрантов остановить протесты и произнес ставшие знаменитыми слова: “Студенты, мы пришли слишком поздно. Мы сожалеем”. 

Чжао поплатился за подобный либерализм и за то, что выступил против использования против демонстрантов военной силы. Он был снят со своего поста и помещен под домашний арест, под которым и оставался почти все время до своей смерти в 2005 году.

В тот же день, 19 мая, глава правительства Ли Пэн объявил о введении военного положения, в Пекин начали стягиваться армейские части. Их численность оценивается в 30 дивизий со всех концов Китая. Мобилизовано было около 180 тысяч военнослужащих – это сравнимо с количеством войск, участвовавших с китайской стороны в войне 1979 года с Вьетнамом.

На фоне р​езкого обострения ситуации в Китай приехал инициатор  советской “перестройки”, генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил  Горбачев. Как вспоминает руководитель Центра восточных исследований Высшей школы экономики в Москве Алексей Маслов, Горбачев даже выступил в Пекинском университете перед студентами, не поняв отношения властей КНР к протестам и фактически стимулировав их дальнейший подъем. 

Военное положение не остановило протесты. Студенты блокировали грузовики с солдатами, а 30 мая соорудили в центре площади Тяньаньмэнь 10-метровую статую Богини демократии.

С начала протестов коммунистическое руководство КНР во главе с Дэн Сяопином обсуждало возможные варианты ответа на требования демонстрантов. В результате политбюро ЦК КПК приняло решение ввести военное положение, а когда это не помогло – использовать военную силу.

Катастрофа произошла вечером 3 июня. Военные открыли огонь по безоружным людям. На толпу были брошены танки. Демонстранты пытались противостоять военным, поджигая технику, но силы были неравны. По свидетельствам некоторых очевидцев, на разгон протестующих были отправлены части из отдаленных провинций – многие солдаты говорили только на местных диалектах, плохо понимая жителей Пекина, против которых их бросили.

В ночь на 4 июня на площади находились от 70 до 80 тысяч человек. Литератор, будущий диссидент и лауреат Нобелевской премии мира Лю Сяобо был среди тех, кто попытался договориться с представителями командования о мирном уходе протестующих с площади. Однако переговоры сорвались – причем часть студенческих лидеров обвинила их участников в трусости.  

4 июня все было кончено. Счет погибшим шел на сотни, возможно, даже на тысячи – точное число погибших так никогда и не было установлено. 19 июня были обнародованы официальные данные, согласно которым погибли менее 250 человек, в том числе 10 солдат и 13 полицейских. Стали известны и неполные данные из пекинских больниц, согласно которым убитых было 478. Красный Крест в своих первых сообщениях из Пекина заявлял о 2600 погибших. Позднее, в 1996 году, китайское руководство признало, что в Пекине тогда погибли 523 человека, по всему Китаю – около тысячи. Британские и американские дипломаты, находившиеся тогда в Китае, передавали, что погибли до 10 тысяч человек, но эти данные большинство историков считает завышенными.  

Только к утру остававшейся на площади части студентов позволили покинуть Тяньаньмэнь. Более полутора тысяч участников протестов были арестованы, некоторые из них – казнены или провели в тюрьмах долгие годы. Утром 4 июня солдаты не допустили на площадь большую группу членов семей протестующих, которые разыскивали своих близких. По некоторым данным, по ним даже открыли огонь, убив нескольких человек. Площадь Тяньаньмэнь оставалась закрытой для доступа еще две недели.

Выступления студентов и рабочих были названы в коммунистическом руководстве “контрреволюционным мятежом”. Один из генералов заявил тогда на расширенном политбюро КПК (цитата по публикации в Foreign affairs):

“Беспорядки.., переросшие в конце концов в контрреволюционный мятеж, были результатом объединения внутренних и внешних контрреволюционных сил, результатом процветавшей долгое время буржуазной либерализации… Их целью был безумный план свергнуть руководство китайской коммунистической партии, социалистическую Народную республику Китая, и установить буржуазную республику, антикоммунистическую, антисоциалистическую, полностью вассальную по отношению к западным державам”. 

Дальнейшее развитие КНР было на несколько десятилетий предопределено событиями на Тяньаньмэнь: возобладал курс на авторитарную модернизацию, при которой экономические реформы не сопровождаются сколько-нибудь существенным укреплением гражданских свобод. Память о пекинских событиях китайские власти стараются искоренить, публичное обсуждение кровопролития 4 июня 1989 года в стране запрещено.


leave a comment