"Не понимаю потакания Москве". Французский эксперт – о России и ПАСЕ

В конце июня в Страсбурге начнется летняя сессия Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Главная интрига в ее преддверии – вернут ли России право голоса, которого ее лишили вскоре после аннексии Крыма и начала конфликта на востоке Украины. В 2016 году Москва заявила о бойкоте ПАСЕ, а год спустя прекратила платить взносы за членство в Совете Европы.

Комитет ПАСЕ по регламенту одобрил на этой неделе проект резолюции, в котором предлагается изменить устав Совета – с тем чтобы его члены, даже если их полномочия оспариваются или пересматриваются, не могли быть лишены права голоса, права на выступление и права на представительство в ассамблее и относящихся к ней структурах. Москву призвали сформировать делегацию для участия в июньской сессии, а также внести причитающийся взнос.

В ответ глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил, что российская делегация вернется в ПАСЕ, если в первый же день июньской сессии эта ассамблея утвердит перечисленные выше предложения. “Система санкций осталась, это именно то, чего мы ожидали. То есть в данном случае речь идет о том, что в регламенте ПАСЕ … санкции остаются, но из них уходит то, что не устраивало нас, те вещи, которые, с нашей точки зрения, не могут применяться к парламентским делегациям: лишение права голоса и тому подобное”, – сказал Слуцкий.

Дорогу для возвращения России в ассамблею открыли в мае на заседании в Хельсинки члены комитета министров иностранных дел стран – членов Совета Европы. Состоявшаяся дискуссия, по словам министра иностранных дел Финляндии Тимо Сойни, “дала позитивный политический сигнал для решения российской проблемы”. Тогда же в Хельсинки министр иностранных дел России Сергей Лавров заверил, что Москва не стремится выйти из ПАСЕ и не отказывается от своих финансовых обязательств, выплат взносов в бюджет Совета Европы. Лоббисты Кремля утверждают, что без России ассамблея не может решить многие кадровые и финансовые вопросы. Пять лет назад ПАСЕ лишила российскую делегацию права голоса из-за аннексии Крыма и развязанного при участии Москвы конфликта на востоке Украины.

Возможное возвращение российских делегатов в ПАСЕ вызывает неоднозначную реакцию в странах, представленных в ассамблее. Резко против выступают украинские, польские, британские и прибалтийские политики. Более благоприятна для Кремля, судя по всему, позиция официального Берлина и Парижа. Впрочем, и в этих странах всё совсем не однозначно. Это еще раз проявилось в ходе завершившегося на днях семинара украино-российско-европейской комиссии “Правда, справедливость, примирение”, который проходил в Нормандии в рамках Международного форума мира.     

“Пока Россия нарушает основные принципы международного права и Европейской конвенции по правам человека, Совет Европы не должен восстанавливать ее в правах”, – считает один из участников семинара – Николя Тензер, специалист в области международных отношений из парижского Института политических наук. Он прокомментировал для Радио Свобода сложившуюся ситуацию.

– Российский режим продолжает действовать агрессивными методами. Это особенно очевидно в двух регионах. Прежде всего это Сирия. Там Москва не только поддерживает режим Башара Асада, ответственный за преступления против человечности – за 500 тысяч убитых и 12 миллионов перемещенных за время гражданской войны, но и сама напрямую совершает военные преступления с момента, когда началось ее массированное военное присутствие в Сирии, то есть с сентября 2015 года. Это бомбардировки больниц, гражданских объектов, школ, рынков. Для этого используется оружие, применение которого против гражданского населения запрещено, как, например, зажигательные боеприпасы.

Российский режим продолжает действовать агрессивными методами

Вопрос, который остается открытым, считает французский эксперт, касается причин, по которым Россия ведет такую политику, и того, почему никто на мировой арене не называет вещи своими именами и не принимает никаких мер. “Аналогичная ситуация, пусть и в меньшем масштабе, наблюдается в Украине. Россия, фактически участвуя в войне на востоке этой страны, также несет ответственность за совершаемые там военные преступления”, – говорит Николя Тензер:

– Более 13 тысяч убитых в Донбассе за пять лет войны, которая ведется в трех часах лёта от Парижа, о чем, боюсь, большинство французов даже не знают, потому что об этом недостаточно говорят. К этому надо добавить массовые нарушения прав человека, в частности прав татарского населения в аннексированном Крыму, удерживание политзаключенных, в числе которых по меньшей мере 70 украинских граждан и 24 украинских моряка, задержанных в Керченском проливе, систематическое преследование правозащитников. Не могу не отметить большое мужество российских диссидентов – журналистов-расследователей, активистов правозащитных и экологических НПО, которые подчас исчезают при загадочных обстоятельствах, и никто не находит истинных заказчиков их устранения. Кинематографисты, оппозиционные газеты тоже являются мишенью.

Это третья категория агрессивной политики Кремля. Четвертая категория – атака против западных демократий. Я имею в виду массированное вмешательство в выборный процесс, как в случае с США и рядом европейских стран, в том числе Францией – во время президентских выборов 2017 года. Я имею в виду и распространение пропаганды Кремля – посредством как официальных государственных СМИ вроде “России сегодня” или “Спутника”, так и различных интернет-ресурсов.

Цель российской пропаганды, считает Николя Тензер, в том, чтобы посеять сомнения, поколебать, ослабить способность к сопротивлению. Она не в том, чтобы европейцы поверили путинской пропаганде, но в том, чтобы разуверились в собственной системе и потеряли способность к действию, отмечает французский политолог. По его мнению, в этом путинский режим уже одержал победу, о чем свидетельствует отсутствие пропорциональной реакции на его действия со стороны западных стран:  

– Пока Запад продолжает вести политику двойных стандартов, невозможно добиться безоговорочного осуждения преступлений и нарушений международного права, совершаемых Россией и другими государствами. Каждый случай, естественно, нужно рассматривать в отдельности. Для этого прежде всего надо называть вещи своими именами. Любые преступления, будь то деяния России совместно с режимом Асада в Сирии, или действия Саудовской Аравии в Йемене, или акты властей Мьянмы в отношении этнического меньшинства рохинджа, или политика Китая против диссидентов и уйгурского меньшинства, должны осуждаться и наказываться. Юридические категории могут быть разные: в одном случае это военные преступления, в другом – нарушения прав человека, в третьем – преступления против человечности. Я больше всего работаю над сирийской проблематикой и не согласен с бытующим ныне определением в духе: Россия поддерживает режим Асада, совершающий военные преступления. Да, режим Асада их совершает, но и сама Россия совершает их напрямую.

Отход от политики двойных стандартов необходим, считает эксперт, иначе европейские страны продолжат терять позиции в нынешней гибридной войне:

– Необходима последовательность. Невозможно, с одной стороны, порицать Россию за ее действия в Сирии и Донбассе, за ущемление гражданских прав и свобод, за вмешательство в выборы, а с другой – возвращать ей право голоса в Парламентской ассамблее Совета Европы и, как ни в чем не бывало, продолжать торгово-экономические связи. Руководители европейских государств должны больше говорить на эти темы. Повторюсь: большинство французов, испанцев, итальянцев не знают, что на Украине все еще идет война, в которой уже погибли тысячи людей, а 1 миллион 600 тысяч стали беженцами. Все об этом забыли, потому что об этом более не говорят.

Еще один аспект, в котором необходима ясность, – это терминология. Когда я говорю о российском режиме, то не имею в виду российский народ. Но когда я говорю, что Россия ведет себя враждебно в отношении наших принципов, наших ценностей, международного права, не нужно стесняться понятия “враг”. Как еще определить ведущий враждебную политику режим, если не словом “враг”? Надо прекратить риторику в духе экс-президента Франции Франсуа Олланда, который в 2016 году, на саммите НАТО в Варшаве, на вопрос о характере отношений с Россией ответил: Россия – партнер, а не противник.

Не вижу, как национальным интересам Франции может служить политика потакания Москве

Вся эта дипломатичная риторика полностью сбивает с толку общественность, убежден Николя Тензер.

– Не вижу, как национальным интересам Франции может служить политика потакания Москве, – говорит французский политолог. – Напротив, сегодняшняя Россия представляет системную угрозу для всех европейских стран и демократии в целом: угрозу нашей свободе, безопасности, нашим институтам власти, ценностям. Россия пытается продемонстрировать, что западные ценности ничего не стоят. Отсутствие адекватной реакции на такую политику дает Москве возможность утверждать, что принципы либеральных демократий не функционируют. Отсутствие реакции с нашей стороны нас существенно ослабляет, – говорит Николя Тензер. По его мнению, возвращение России права голоса в ПАСЕ станет лишь фактическим поощрением агрессивной политики Кремля.

Российские власти отрицают свое непосредственное участие в конфликте на востоке Украине. В Сирии, несмотря на неоднократные заявления Кремля о выводе российских войск, военнослужащие РФ находятся на военной базе в Хмеймиме. Российская авиация оказывала активную поддержку войскам режима Асада в боевых операциях – по утверждению Москвы, в основном против боевиков группировки “Исламское государство”. Какую-либо причастность к авиаударам по гражданским целям и химическим атакам против мирного населения в Сирии Москва отрицает.  


30%* off! The products you love at a price that loves you back!

leave a comment