Расследование наоборот. Трамп обещает вывести на чистую воду "предателей"

Члены Конгресса от Демократической партии полагают, что министр юстиции Уильям Барр превратно истолковал сведения, собранные Робертом Мюллером в ходе расследования возможного сговора предвыборного штаба Трампа с Россией и подозрений в препятствовании правосудию со стороны президента. Спецпрокурор собрал все факты, но вывода не сделал. Министр юстиции сделал вывод, что президент ничего зазорного не совершил.

Демократы намерены пригласить спецпрокурора на слушание, чтобы лично от него услышать, считает ли он, что президент препятствовал правосудию. Дональд Трамп, в свою очередь, считает вопрос закрытым и обвиняет своих оппонентов в политиканстве вместо дружной работы на благо народа.

Демократы не сделали НИЧЕГО в Конгрессе! Они только хотят перерасследовать Мюллера!

Президент уверен, что расследование сговора с Россией было незаконным с самого начала. На недавнем предвыборном митинге в Пенсильвании он обвинил прежних руководителей ФБР и ЦРУ ни больше ни меньше как в госизмене.

Мы теперь их поймали. Они шпионили за нашим избирательным штабом. И вот что я вам скажу: если бы это произошло с моим соперником два года назад, это назвали бы изменой. Это и есть измена. И нельзя допустить, чтобы это повторилось с другим президентом. Ни за что, ни в коем случае!

Президент поручил министру Барру выяснить, на каком основании ФБР и ЦРУ начали заниматься этим делом. Согласно теории Трампа и его сторонников, главы обоих ведомств затеяли это дело на ровном месте, потому что ненавидят его и стремились не допустить его избрания. Президент своей властью рассекретил огромный массив документов и дал распоряжение новому руководству этих учреждений сотрудничать с министром в его контррасследовании.

Он сообщил об этом журналистам перед отлетом в Японию.

– Что если расследование Барра пойдет не так, как, по вашему мнению, оно должно идти?

– Посмотрим. Как вам известно, я рассекретил, может быть, миллионы страниц документов. Я не знаю, что в них. Понятия не имею. Но я хочу быть прозрачным. Все хотели, чтобы я рассекретил. Я это сделал. Теперь это в компетенции нашего министра юстиции. Посмотрим, что он найдет. Теперь все документы у него. Он может показать их публике, может делать с ними все, что ему заблагорассудится. Но надо добраться до самого основания. Потому что случившееся отразилось на стране самым пагубным образом. Своим расследованием они пытались свалить меня. И я скажу так: этого никогда больше не должно произойти ни с одним президентом.

Министр юстиции Уильям Барр в интервью телекомпании Fox News рассказал, что ему пока многое неясно в обстоятельствах, при которых началось расследование ФБР.

– Я пытался получить ответы на вопросы, и оказалось, что многие из этих ответов неудовлетворительны, а некоторые из объяснений, полученных мной, не совпадают друг с другом. В известном смысле у меня сегодня больше вопросов, чем их было, когда я только приступил к делу.

– Что именно не совпадает?

– Некоторые объяснения того, что произошло.

– Почему это имеет значение?

– Ну, потому что люди хотят узнать, что делало правительство в этот период. Если нас тревожит иностранное влияние, то по той же самой причине нас должно тревожить, не злоупотребляли ли должностные лица правительства своей властью, не подыгрывали ли они одному из кандидатов. Я не утверждаю, что это имело место, но мы должны в этом разобраться.

О чем конкретно идет речь? В основном об активности двух сотрудников избирательного штаба Трампа невысокого ранга – Джорджа Пападопулоса и Картера Пейджа. Пейдж попал в поле зрения американской контрразведки еще в 2013 году, задолго до того, как стал советником Трампа. Агенты ФБР следили не за ним, а за двумя сотрудниками СВР, работавшими в Нью-Йорке под прикрытием. Из их разговора, записанного с помощью подслушивающего устройства, ФБР узнало, что они рассматривают Пейджа как возможный объект для вербовки. С Пейджем встретились и побеседовали, но ни в чем его тогда не обвинили. А в 2014 году получили ордер специального секретного суда на негласное наблюдение за ним. Этому суду, как и обычному, требуется представить основания для слежки, и они были представлены, как утверждает пресса, в полном соответствии с законом. Информация поступила из нескольких источников.

Что касается Пападопулоса, то его взяли в оборот некие люди со связями в Москве (одна дама назвалась племянницей Путина) и пообещали ему компромат на Хиллари Клинтон. У неопытного советника закружилась голова. В нетрезвом виде он рассказал об этом австралийскому дипломату, тот доложил своему МИДу, а МИД поставил в известность власти США. С этого эпизода, собственно, и началось расследование ФБР. Лояльная Трампу пресса утверждала, что основанием для расследования стало досье бывшего сотрудника MI6 Кристофера Стила – того самого, где говорится о плотских утехах Трампа в московском отеле. Но история с Пападопулосом приключилась в июле 2016 года, а досье Стила оказалось в распоряжении ЦРУ и ФБР уже после выборов, в декабре. В начале января руководство спецслужб проинформировало о его существовании Барака Обаму и Дональда Трампа.

Журналисты обратили внимание на то, что, поручив Уильяму Барру контррасследование, президент не сомневается в его результатах. Получается, что в отношении бывших директоров ЦРУ и ФБР действует презумпция виновности. Об этом ведший NBC News Чак Тодд говорил с пресс-секретарем Белого дома Сарой Сандерс в своем воскресном ток-шоу “Встреча с прессой”. 

– Я пытаюсь понять, какого результата ожидает президент. Он написал в Твиттере следующее: “Достоверно известно, что за моей президентской кампанией шпионили. Ничего подобного никогда не происходило в американской политике. По-настоящему плохая ситуация. За госизмену полагается длительный тюремный срок, а это была измена”. Зачем президент поручил министру юстиции провести расследование, если он уже пришел к выводу, уже решил, каким должно быть наказание? И, по-моему, уже решил, какие тюремные сроки должны получить виновные? Разве не получается, что президент берет на себя функции судьи и присяжных и подсказывает г-ну Барру, чего он хочет от расследования?

​– Это в значительной мере идет от прессы, которая упорно два года обвиняла президента в масштабном вмешательстве, чего никогда не было. И теперь кто-то говорит, что президент не имеет права знать, откуда все это взялось, и что американцы не заслуживают того, чтобы узнать правду. Это абсурд. Изо дня в день пресса и демократы в Конгрессе называли президента предателем его собственной страны и твердили, что он смошенничал, чтобы стать президентом. Это абсолютно возмутительная идея, а он вынужден был терпеть это два года. И теперь он хочет знать, с чего и как все это началось. Неужели это такая неожиданность? Да вы с ума сошли.

Другой аспект темы – рассекречивание. Президент предоставил министру необычно широкие полномочия в этом отношении. Пойдет ли это на пользу делу? Интервью сенатора-республиканца Линдси Грэма обозревателю Fox News Крису Уоллесу.

– Критики выдвигают два довода относительно рассекречивания, потому что среди этих секретов – фамильные драгоценности нашей разведки, включая личность ее ключевого информатора, который близок к Владимиру Путину. В этой связи возникают два вопроса. Первый: можно ли доверить эти секреты Барру? И второй: можем ли мы быть уверены, что он не отберет документы так, чтобы представить дело в выгодном президенту свете?

– Думаю, ему можно доверять. Я за этим прослежу. Никто не сомневался в моей объективности, когда я поддерживал Мюллера. Люди, участвовавшие в этом, на самом деле опасаются, что мы узнаем, как они манипулировали законом. Меня не удивляет, что люди, чьи действия будут расследоваться, не хотят прозрачности.

Согласно опросу Fox News, 58 процентов избирателей считают, что ФБР в той или иной мере нарушило закон при расследовании сговора, и только 31 – что никаких нарушений не было.


leave a comment