День войны на День Победы. В Донбассе отменили режим прекращения огня

Украинская часть Совместного центра по контролю за соблюдением режима прекращения огня (СЦКК) получила от команды Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине сообщение о прекращении в одностороннем порядке вооруженными формированиями “ЛДНР” режима прекращения огня по всей линии соприкосновения. Для непосвященных разнообразие и виды режимов прекращения огня давно непонятны, сообщения с войны в Донбассе слились в общий монотонный гул войны малой интенсивности. Между тем в войне день за днем накапливаются малые перемены, которые переходят в новое качество боевых действий, де-факто зачеркивающих Минские соглашения.

В Донецкой и Луганской областях Украины на линии соприкосновения действуют сразу несколько частично неисполняемых режимов прекращения огня – от “большого” (с февраля 2015 года) до “бессрочных” локальных праздничных – рождественского, мартовского. О последнем – “пасхальном” – так и не договорились в Минске, и оно не было объявлено. В этих условиях внезапное, дополнительное и строго формальное объявление через единственных оставшихся посредников в лице СММ ОБСЕ отмены режима прекращения огня на День Победы носит скорее важный символический характер для военного и политического командования самопровозглашённых республик Донецка и Луганска.

На деле же оно означает дополнительный срыв локальных договоренностей от августа 2018 года – тогда началась попытка восстановления и ремонта газовой инфраструктуры и жилых домов в находящихся под украинским контролем спутниках Донецка – городках Марьинка и Красногоровка. Там идет жизнь, но без газа, работы и отопления, завязанных на бывшем областном центре. Своя особенная жизнь: на днях в Красногоровке, к примеру, на деньги, собранные игроками ФК “Шахтер” (Донецк), был заново застеклен и отремонтирован спортивный зал для игры в футбол. В зале, где тренер-энтузиаст из местных продолжает проводить футбольные занятия для детей, в оконных проемах вместо старой фанеры установлены новые небьющиеся пластиковые панели, и в случае новых минометных обстрелов стекло не посыплется осколками.

Первый раз за войну большие общие праздники прошли без объявления режима перемирия

Уже можно констатировать, что 9 мая 2019 года, впервые за войну, большие общие праздники – Пасха и День Победы – прошли без объявления режима перемирия, с боями и убитыми с обеих сторон, фиксируемыми каждый день. 8 мая в “ДНР” официально сообщили об одном убитом и двух раненых бойцах за сутки. В тот же день украинская сторона получила тело убитого 5 мая под Докучаевском морского пехотинца 35-й бригады Дениса Козьмы, во Львове на центральной площади прощались с убитым на востоке солдатом Иваном Сокалем, а пресс-центр Операции объединённых сил сообщил утром 9 мая об одном убитом и четырех раненых по итогам прошедших суток.

Война при этом все равно еще остается относительно контролируемой: от линии соприкосновения по-прежнему отведены все артиллерийские системы и танки с орудиями калибра свыше 100 мм, применение “запрещенных” 122 мм гаубиц и 120 мм минометов происходит чаще всего ночью и остаётся редкостью. Бои идут с помощью “разрешенного” спектра – от стрелкового оружия и крупнокалиберных пулеметов до станковых гранатометов, башенных 75 мм пушек БМП и комплексов управляемых противотанковых ракет.

Стройка на фронте

Радио Свобода пообщалось с украинским боевым офицером среднего звена, воюющим со своим подразделением на одном из легендарных “горячих” участков линии соприкосновения – так называемой Светлодарской дуге перед Дебальцевом. Офицер (позывной “Гоголь”) конкретизировать, где он конкретно находится, не стал, сказав, что сражается в зоне ответственности 30-й бригады ВСУ, в приданном ей батальоне полка “Азов”.

– На тактическом уровне ничего не поменялось существенно, активность противника довольно низкая, акцент идет на постоянном укреплении уже существующих позиций, контрбатарейной борьбе и РЭБ (радиоэлектронная борьба. – РС) – рассказывает “Гоголь”. – Пассивность и глухая оборона, вы понимаете, о чем я говорю?

– Не совсем. А как это выглядит?

Минирование тоже происходит, но это не стандартные новые минные поля

– Выглядит согласно всем инженерным наставлениям. Когда возникает новая позиция – она, как правило, не соответствует стандартам по уровню укреплений, системе водоотвода. Можно просто вырыть капонир и не обшить его досками, сделать два наката бревен сверху вместо бетона, а потом со временем доводить это до ума с помощью того же бетона, чтобы выдержал нормальный артиллерийский обстрел. Ну и опять же весна – прошло затопление ходов сообщения, и мы видим, как они сейчас делают дренажные системы, делают ложные позиции, запасные позиции. Минирование тоже происходит, но это не стандартные новые минные поля, это скорее тактические действия для обеспечения собственной безопасности – минируют возможные пути подхода ДРГ (диверсионно-разведывательная группа. – РС), ставят противотанковые и противопехотные мины. Мы все это отслеживаем с помощью той же аэроразведки и понимаем суть: у противника большой некомплект людей, вынуждены идти на хитрости.

У них сейчас очень “дебильная” система – по всем стандартам взвод должен держать 400 метров, а у них отделение и 400 метров не держит. Не секрет, что рядовым там платят 15 тысяч рублей, и за смертельный риск это небольшие деньги. Наша агентура говорит, что в связи с появлением российских паспортов там для местных распространяют информацию, что с получением российского гражданства все эти так называемые “ополченцы” превратятся в “российских миротворцев” и их 15 тысяч рублей содержания вырастут ровно в три раза. Подбадривают.

– Война с ограничениями по калибрам отличается от привычной?

– Ну, применение крупных калибров действительно очень редко, есть договоренности международные, и они, в общем-то, обеими сторонами стараются поддерживаться. Кричащих фактов мало, но вот инфраструктуру гражданскую у нас бьют за спиной и разрешенными калибрами, и такими.

На праздники комендантский час на ночь отменяли, так преступность сразу прыгнула в эти дни

Снайперская война, контрснайперские мероприятия, борьба с ДРГ идет вовсю с обеих сторон. Мы работаем очень тщательно, отслеживаем все – у них административные мероприятия в виде комендантского часа есть, сейчас на праздники его на ночь отменяли, так преступность сразу прыгнула в эти дни, сводки “МВД ДНР” даже это отметили. Если все правильно делать, то эффективность боевой работы реально увеличивается даже с разрешенным набором боевых средств. Он вполне достаточный!

Мы тут который месяц на ротации, тоже много чего настроили, с местным населением наладили отношения – оно ж тут сразу все видит, как на ладони, по магазинам тем же. “Азовцы” алкоголь в принципе не покупают, из магазинов “вынесли” все порошки, моющие средства, молочка вся раскупается. С молодежью у нас хороший контакт образовался, мы с ними в ближнем тылу спортивные соревнования постоянно устраиваем. Знаем, кто стоит перед нами, где их резервы, когда ротации – они у них пореже, чем у нас. Тут все под контролем, не сомневайтесь.

Политическое обострение

На тактическом уровне на войне в Донбассе все предельно понятно, любая концентрация сил, особенно на небольшом пятачке неподконтрольных Украине трети Донецкой и Луганской областей, отслеживается в режиме реального времени – и в первую очередь поэтому военные большого наступления от противника сейчас не ждут в принципе.

Для россиян вдруг стал принципиальным вопрос прямых переговоров Украины с самопровозглашенными республиками

“Плановое”, просчитанное обострение четко видно на политическом макроуровне. Российские офицеры покинули СЦКК в декабре 2017 года и больше не возвращались, их офисы заняли офицеры вооруженных формирований “ЛДНР”, и заставить украинскую сторону иметь с ними дело напрямую у россиян с тех пор никак не получается. Миссия ОБСЕ полтора года отлично стравлялась с ролью посредников при решении вопросов прекращения огня возле поврежденных объектов инфраструктуры, чтобы их отремонтировали. Решала она и “большие” согласования локальных перемирий на фронте. С апреля этот рычаг показательно перестал работать – для согласования перемирия принципиальным для россиян вдруг стал вопрос прямых переговоров Украины с самопровозглашенными республиками.

Выдача российских паспортов в Донецке и Луганске тоже способствовала обострению: с 7 мая очереди на сдачу документов формируются с ночи возле всех 34 отделений миграционной службы “ДНР”. Прием документов происходит подчеркнуто тщательно, не спеша и в небольших помещениях. Что важно, идут одновременно два потока – и на получение паспорта “ДНР”, и паспорта РФ. Это искусственно выстроенное “игольное ушко”, точно не настроенное на большой поток и быстрое получение гражданства РФ большинством из числа “льготных категорий граждан отдельных районов Донецкой и Луганской областей”. Рассчитано это скорее на неспешный, долгоиграющий процесс “массовой” выдачи паспортов как постоянной картинки для наблюдателей и СМИ. Но пока для обычных граждан получение российского паспорта в Донецке опция малодоступная – она скорее для военных и чиновников, всех тех, кого украинская сторона определяет как “коллаборантов”.

Нынешние праздники больше не являются государственными для Украины, но сакральны для “ЛДНР”, где День Победы накладывается еще и на “День республики” 11 мая (годовщина референдума 2014 года). Показательное отсутствие перемирия в эти дни – еще один способ подчеркнуть “неуправляемое” развитие конфликта в Донбассе. Вместе с намеченным на 1 июня введением новых российских санкций для Украины, весь этот комплекс мероприятий, скорее, карты, выложенные на стол перед новым президентом Владимиром Зеленским перед инаугурацией.


30%* off! The products you love at a price that loves you back!

leave a comment